Всего обработано новостей: 226420
Обработано новостей за 72 часа: 491

Кажется, приплыли. Суда речного флота ржавеют на берегу, а северные реки стали бесхозными

Трибуна 15.02.2020 07:00

Долгие гудки в тумане, толпы встречающих на пристани, духовые оркестры на речных вокзалах — все это было не так уж и давно. До середины прошлого столетия водный транспорт в Коми был основным для перевозки грузов и пассажиров. Сначала в Коми угробили речной транспорт, а потом и малую авиацию — местное воздушное сообщение, благодаря которому можно было добраться до самых дальних сел. Ну а хороших автомобильных дорог в республике отродясь не было. Те, что еще остались, разбиты, а новых в сельской местности уже не строят. На свалку истории В декабре 2019 года официально прекратило свое существование «Печорское речное пароходство» (его история берет начало с 1932 года). А месяц назад был выставлен на продажу «Печорский судостроительный завод», который уже длительное время испытывает серьезные проблемы, связанные с отсутствием крупных заказов и инвестиционной поддержки со стороны государства. Для Печоры эти предприятия являлись градообразующими, все северные районы Коми и Ненецкий автономный округ строились и развивались благодаря печорским речникам. Ежегодно по Печоре до развала отрасли перевозилось более 13 миллионов тонн различных грузов. В 2017 году в Нарьян-Маре открыли памятник труженикам Печорского лесозавода. Он выполнен в образе временной спирали или витка истории – предприятие построили в 1903-м, закрыли – в 2010 году. Теперь и нам ждать чего-то похожего, например, памятника речникам в Печоре? Речная флотилия Чуть меньше, но также значительные объемы грузов приходились на Сыктывкарский речной порт и его производственные структуры. Осуществлялся сплав леса в плотах (более 2,5 миллиона кубометров за сезон), доставлялись строительные материалы, нефтепродукты, товары народного потребления. Любопытно, что в некоторых районах были даже свои водные молоковозы. К поселку Краснозатонский, что под Сыктывкаром, на зимовку возвращались около ста судов. Помимо флота был здесь свой цех лесопиления, производивший до 50 тысяч кубометров пиловочника. Были стапельные площадки, на которых строились самоходные и несамоходные плавучие сооружения. Сам поселок обустраивался за счет средств базового предприятия. Несмотря на наличие железнодорожных и автомобильных дорог, отлично налаженного воздушного сообщения, дешевый водный транспорт имел хорошие перспективы для развития. В 80-е годы в Сыктывкаре на берегу Сысолы (недалеко от гостиницы «Югэр») началось строительство современного речного вокзала с гостиницей и рестораном, билетными кассами. Рядышком отведено было место под строительство трехэтажного здания Сыктывкарского районного управления Северного речного пароходства. Но все эти планы неожиданно рухнули. Сели на мель Уже при Михаиле Горбачеве стройка на берегу Сысолы была заморожена, а затем и заброшена. Кстати, та же участь позднее постигла и другой важный объект – новый аэропорт под Сыктывкаром. В начале 90-х резко упали объемы перевозок, прекратились плановые дноуглубительные работы, а речной флот пошел на металлолом. Государство сосредоточило свое внимание на углеводородах. Многие отрасли, не связанные с трубой, начали попросту отмирать. Оказался не особо нужен и Север, требующий высоких затрат для поддержания и развития экономики. Реки Коми, поскольку за ними перестали следить, за короткое время вернулись к своему «дикому» состоянию – с перекатами и отмелями. В засушливые годы в районе Сыктывкара Сысолу можно перейти вброд. Да что там Сысола! Катастрофически обмелела и некогда полноводная Печора. Крупные не хотят, мелких не пускают Водные артерии веками имели особое значение для необъятных северных просторов, формировали мировосприятие и менталитет живущих здесь людей. Если сейчас говорят о «духовных скрепах» России, то можно порассуждать и об объединяющей роли «речных скреп». Но они, похоже, не нужны нынешней «углеводородной сверхдержаве». Поэтому в стране прекратился массовый выпуск речных пассажирских судов. Вся власть над водными ресурсами российского Севера сейчас сосредоточена в Двинско-Печорском управлении федерального Агентства водных ресурсов, базирующемся в Архангельске. Первое, что бросилось в глаза на сайте управления – на самом видном месте рядом с государственным флагом размещен модуль с поздравлением по случаю… 70-летия Победы в Великой Отечественной войне. Получается, что ведомство «отстало» от всей страны аж на пять лет. (Надеемся, что чиновники обратят внимание на этот ляп). Там же, в Архангельске, необходимо брать и согласовывать все документы, касающиеся использования водных объектов, ведения на них каких-либо работ. Местные власти не несут ответственности за состояние рек, а федеральные структуры не знают, как их использовать для развития страны. Казалось бы, дайте простор частной инициативе, но мелких бизнесменов не подпускают «к воде», а крупные государственные корпорации не проявляют к ней интереса. Как подступиться к Арктике? На самом верху звучат громкие заявления о важности развития Арктики. Но как к ней подступиться, если к побережью Баренцева и Карского морей на территории Ненецкого автономного округа не идет ни одна автомобильная дорога? Осваивать эти труднодоступные северные места можно, как и во времена СССР — через Печору. На строящуюся автомобильную трассу от Сыктывкара до Нарьян-Мара надежды нет никакой. По плану она должна была быть введена в строй еще в начале 90-х годов, а воз и ныне там. Ранее построенные части дороги сейчас уже приходится ремонтировать. Ржавый «локомотив» Реки — это не только транспортные артерии. Они отлично подходят для развития туризма, который вполне мог бы стать триггером для запуска экономики, построенной на организации активного отдыха. Еще в 2012 году правительство Коми утвердило «водный проект», в который было включено обустройство пристаней в населенных пунктах, проведение дноуглубительных работ на реках и так далее. Речь шла о нескольких миллиардах рублей, требующихся для наведения порядка на воде. Тогдашний глава Коми Вячеслав Гайзер не без пафоса заявил, что мы находимся на стадии формирования рынка водных пассажирских перевозок. Планировалось, что до 2015 года будет создана государственная компания, которая и станет «локомотивом» развития водного туризма. Ожидалось, что к ней подтянется и частный бизнес, доля которого в этом секторе туристических услуг к 2022 году должна стать основной. Но все, вплоть до последней запятой, из этого громко заявленного проекта так и осталось на бумаге. Ах, белый теплоход! В мае того же 2012 года в Сыктывкаре в районе Кировского парка пришвартовался теплоход с туристами из Вологды. На его борту было 43 туриста (в основном из Москвы), решивших полюбоваться северными красотами. Их 12-дневный маршрут пролегал по рекам Сухона, Северная Двина, Вычегда и Сысола с остановками в Тотьме, Великом Устюге… Одним словом, в городах с богатой историей. В Сыктывкар туристы «заплыли» совершенно случайно, поэтому здесь их не встречали, как в других местах, с оркестром и выступлениями художественных коллективов. Наш город встретил гостей горами мусора, собранными во время субботников. Когда еще в Сыктывкаре появится теплоход с туристами? Даже случайно? На туристической карте России столица Коми не значится как место, к которому можно причалить. Да и самого причала здесь нет… Сергей МОРОХИН.

76