Всего обработано новостей: 206939
Обработано новостей за 72 часа: 567

Вячеслав Гайзер не верит выводам судебно-экономических экспертиз по уголовному делу

БНК 21.04.2019 13:51

В Замоскворецком суде Москвы в судебных прениях выступил бывший глава Коми Вячеслав Гайзер, обвиняемый в организации преступного сообщества, получении взяток, особо крупном мошенничестве и отмывании преступных доходов. Фото Романа Имполитова Один из инкриминируемых преступных эпизодов Гайзера заключается в получении им 36 млн руб. в качестве взятки от Александра Сердитова за назначение на пост генерального директора Сыктывкарского ликеро-водочного завода (СЛВЗ). По версии следствия, Сердитов был назначен руководить заводом, выполнив условие, которое поставил ему Гайзер: ежемесячно передавать ему или Константину Ромаданову по 500-700 тыс. руб. Обвиняя Гайзера, следствие ссылается на показания Сердитова, бывшего зампреда правительства Коми Константина Ромаданова, а также на отчеты обнаруженные у экс-гендиректора ООО «КУПРО» Алексея Соколова, который был личным финансовым управляющим Ромаданова. Следствие считает Ромаданова казначеем организованного преступного сообщества, который вел общую кассу ОПС. Из этой кассы средства расходовались на выборы, политические мероприятия, передавались Владимиру Торлопову, Вячеславу Гайзеру, Алексею Чернову и еще некоторым должностным лицам, чья лояльность была необходима преступному сообществу. Ромаданов поручал Соколову вести учет денежных средств, поступающих от подконтрольных ему (Ромаданову) компаний. Ромаданов вел учет денежных средств полученных в результате преступной деятельности ОПС. В частности, в «деле Гайзера» преступными доходами ОПС указаны деньги от Сердитова, имущество (права собственности на 50% гостиницы «Авалон»), ранее принадлежавшее экс-сенатору от Коми Евгению Самойлову, дивиденды от Зеленецкой птицефабрики, а также 64 млн руб., полученные от продажи по завышенной цене Сыктывкарского промышленного комбината. В показаниях свидетелей по уголовному делу Ромаданова и Самойлова говорится и о других источниках доходов казны ОПС: взятках от КЭС-холдинга, «откатов» от госконтрактов на ремонт дорог и строительных организаций. Однако получение этих средств в рамках «дела Гайзера» фигурантам не вменяется. В отчетах, обнаруженных у Соколова, содержатся сведения о регулярных поступлениях наличных денежных средств от Сердитова. Следствие считает, что 36 млн руб. из них достались Гайзеру, а 17 млн руб. — Ромаданову. Согласно показаниям Сердитова, один или два раза он лично передавал деньги Гайзеру, а в остальных случаях передача денег происходила через Соколова. Гайзер в суде заявил, что версия следствия о том, что он, получая ежемесячно по 500-700 тыс. руб. от Сердитова, тут же их сдавал Ромаданову в общую кассу, чтобы потом получить свой миллион рублей - нелогична. - Гораздо логичней было бы мне оставлять полученные 500 тыс. руб. себе, а Ромаданову сказать, чтобы их зачли при выдаче моего миллиона, - указал экс-глава Коми. К тому же, по словам Гайзера, чувство собственного достоинства не позволило бы ему служить курьером в передаче денег. Из отчетов, обнаруженных у Соколова следует, что Гайзеру ежемесячно выплачивался один миллион рублей. - Хочу поставить точку в вопросе якобы казны, которую вел господин Ромаданов. В речи гособвинителя прозвучало, что я якобы есть в этой казне. 39400 рублей якобы я получил в 2007 году. Я уточню, там написано: «На подарок Гайзеру». Я, честно говоря, не помню. Считаю, что это очень смелое утверждение, что я финансировался из казны, если за 10 лет существования так называемого преступного сообщества Ромаданов сделал мне единственный подарок на 39 тыс. руб. Судя по сумме, это был айфон, Видимо, он трансформировался в те легендарные два айфона стоимостью 100 тыс. руб. в показаниях Ромаданова и иже с ним. Делать из этого далеко идущие выводы, что я финансировался чего-то там из казны — смешно. Согласно его же показаниям, как заметил Павел Олегович Марущак, какие-то подарки от Ромаданова получали сотни человек в рамках его бизнес-работы. Это ни о чем нет говорит, - подчеркнул подсудимый. Гайзер не признал и получение дивидендов от компании «Метлизинг», которой принадлежат 100% акций Зеленецкой птицефабрики. По версии следствия, дивиденды от птицефабрики перечислялись на офшорную компанию «Скиден», а оттуда - в строительную фирму «Иннари», подконтрольную Гайзеру. «Иннари» - участник долевого строительства здания гостиницы на пересечении улиц Ленина и Куратова в Сыктывкаре (сейчас часть этого здания занимает Дом дружбы народов Республики Коми). Гайзер утверждает, что не имел отношения к «Иннари» и в деле нет доказательств обратного. По его словам, о связи Гайзера с «Иннари» сообщил в форме предположения лишь один Демьян Москвин - личный финансовый управляющий Зарубина. Подсудимый указал на разные суммы перечисления денежных средств в «Инннари» в обвинительном заключении, в речи гособвинителя и в показаниях Демьяна Москвина. Гайзер указал, что получал от Москвина наличные деньги, переданные ему Зарубиным: 6 млн руб. и 20 тыс. долларов. - Эти деньги получены мной в рамках расчетов за реализованный пакет акций ОАО «Югор», - отметил подсудимый. Гайзеру вменяется мошенничество, в результате которого были похищены 100% акций Зеленецкой птицефабрики. Похищение акций, по версии гособвинения, состояло из нескольких этапов. Сначала госпредприятие «Птицефабрика Зеленецкая» акционировали, затем акции передали в ведение ООО «Агрохолдинг» - дочернюю компанию Фонда поддержки инвестиционных проектов Коми. Передаче акций предшествовала их оценка, которую производила сотрудник фирмы ООО «Оценочно-риелторский дом» («ОРД») под руководством Натальи Моториной — сейчас фигурант «дела Гайзера». «ОРД» оценил акции птицефабрики в 1,08 млрд руб. Следствие в последующем посчитает эту оценку заниженной и предъявит обвинение Моториной. Затем «Агрохолдинг» вместе с офшорной компанией «Гриттонбей», принадлежащей Александру Зарубину, создали совместное предприятие ООО «Метлизинг». Вкладом «Агрохолдинга» в совместное предприятие (СП) явились акций «Зеленецкой», а «Гриттонбей» внес свою часть деньгами в размере 1,1 млрд руб. Доля «Агрохолдинга» в уставном капитале СП составила 49 %, а «Гриттонбей» - 51%. Затем «Аргохолдинг» приобрел у Зарубина сыктывкарские хлебокомбинат и молокозавод, оцененные в 820 млн руб. Предприятия перешли «Агрохолдингу» путем уменьшения доли участия в «Метлизинге» до 18%. Следствие полагает, молокозавод и хлебозавод в действительности стоили значительно меньше - это был неравноценный обмен. В рамках предварительного следствия по заданию правоохранительных органов была произведена оценка акций «Зеленецкой». Эксперт Александр Гамазинов оценил птицефабрику в 3,5 млрд руб. После нескольких допросов в суде Гамазинов признал ряд неточностей в своем заключении и сократил стоимость предприятия примерно на 200 млн руб. Но даже после этой корректировки и четырех дней допросов Гамазинова в суде у обвиняемых к нему осталось множество вопросов. Как оказалось, у многих подсудимых имеется экономическое образование: у Алексея Чернова (он больше других спрашивал Гамазинова), Игоря Кудинова, Вячеслава Гайзера, Игоря Ковзеля. В итоге сторона обвинения заявила ходатайство о повторной судебно-оценочной экспертизе предприятия, поручив ее другому специалисту. Суд ходатайство удовлетворил. Эксперт Екатерина Богатова подготовила заключение и пришла к выводу, что рыночная стоимость птицефабрики в 2011 году составляла 2,4 млрд руб. Подсудимые Чернов, Кудинов и Ковзель в заключении Богатовой также нашли массу изъянов, которые привели к завышению оценки птицефабрики. Гайзер заявил, что экспертизы недостоверные: - Экспертиза проведена жульническим путем. Это не экспертиза, а мошенничество чистой воды. Поэтому эксперты написали, что пользовались требованиями закона об оценочной деятельности. Этот документ сделан не по стандарту закона об оценочной деятельности. У следствия нет достоверной оценки птицефабрики ни на момент создания совместного предприятия, ни на момент окончания преступления, а значит нет события преступления, - заключил подсудимый. Гайзер в своей речи сравнил выгоды каждой из сторон от фактически произошедшего обмена Зеленецкой птицефабрики на молокозавод и хлебокомбинат. - С 2011 по 2015 год «Гриттонбей» получил от «Метлизинг» дивидендов на 1,1 млрд руб. Что получила республика Коми в лице «Агрохолдинга»? Дивидендов - 240 млн руб., контроль над молокозаводом и хлебокомбинантом. Нераспределенная прибыль хлебокомбината - 241 млн руб., у молокозавода — 105, дивиденды хлебозавода - 134 млн руб. Материальная выгода «Агрохолдинга» составила за указанный период 662 млн руб. При том, что его доля участия в СП в 4,4 раза меньше, чем у «Гриттонбей». По его мнению, проигравшей стороной от сделок оказался Зарубин. Птицефабрика, по его словам, в 2011 году в действительности стоила менее 1 млрд руб., а сейчас — менее 2 млрд руб. Подсудимый привел сведения из газет «Коммерсант» и «Ведомости» о продаже за 224 млн руб. в 2007 году Пермской птицефабрики, выпускавшей почти в два раза больше мяса птицы, чем «Зеленецкая», а также о продаже в 2016 году за 1,3 млрд руб. Акашевской птицефабрики, объем продукции которой в 20 раз выше, чем выпускает птицефабрика в Коми. По словам Гайзера, экспертиза, сделанная Богатовой, не должна браться в расчет, поскольку была составлена на другой период времени.

232